Чем любовь на Западе отличается от любви в России

«Любовь придумали русские, чтобы не платить женщинам за секс». Это шутка, и она устаревшая. Я вообще думаю, что разница между любовью по-русски и любовью «по-нерусски» сегодня все больше стирается. Западные стандарты уверенно вошли в нашу жизнь и скоро подомнут под себя весь уклад российского бытия. А каким он был, этот уклад? Особенно в любви?

Петр и Феврония против Тристана и Изольды

Нужно, конечно же, начать с истории… Во-первых, стоит понять, что Запад, существовавший до 20 века, и Запад сегодня – это два очень разных мира. В чем-то противоположных.

Когда-то именно средневековая Европа подарила миру «куртуазную любовь». Ту самую, в которой благородные рыцари самоотверженно и часто платонически поклоняются прекрасной даме. Это был культ любви романтической и возвышенной, во многом иррациональной. Недаром так много значила легенда о Тристане и Изольде, в которой пара возлюбленных была не властна над своими чувствами, любовь побеждала все, даже инстинкт самосохранения. Она была как судьба, как неодолимое наваждение.

Да, нечто подобное было и на Востоке. Достаточно вспомнить легенду о Лейле и Меджнуне. Но невозможно себе представить, чтобы восточный мужчина публично вставал на колени перед женщиной. А на Западе прошлого этот жест был самым естественным, когда речь шла о любви. И еще Запад так боготворил девственность и целомудрие, что пришел к идее любовной аскезы – воздержания. Восток этого не ценил никогда.

А что же Россия? И где мы – на Востоке или на Западе, если говорить о любви?

До 18 века никакой куртуазной любви на Руси не было. Женщина не была объектом поклонения и обожествления, она всегда была существом, знавшим свое невысокое место рядом с мужчиной. То есть, вроде мы тут Восток. Но нет… Восток помешан на страсти, одержим чувственностью. Этого в русской культуре, даже традиционной, конечно, нет. По крайней мере, в представлениях об идеальной любви.

Вспомним нашу главную легенду, о Петре и Февронии. Там нет романтической страсти, вспыхнувшей неодолимо, как в легенде о Тристане и Изольде. Русский канон не романтичен, даже совсем. Петр не любил Февронию, пока она не заставила его на себе жениться откровенным шантажом. Он не идеализировал ее и не поклонялся ей. Он даже не пылал страстью, банальной похотью. Любовь пришла потом, когда Феврония доказала Петру свою полезность, ум, преданность.

Заметьте! На Западе рыцарь доказывал даме свою доблесть, демонстрировал ум и мужество. В России все наоборот. Но это история давно минувших дней. А что же ныне?

От женщин Достоевского до боевой подруги

Петр прорубил окно в Европу и оттуда, помимо всего, повеяло на нас романтикой. Русская аристократия быстро училась у западной высокой культуре чувств и особому отношению к женщине. Конечно, куртуазность распространялась лишь в дворянских кругах. Народ жил по старым, вековечным представлениям и не забывал своих Петра и Февронию. Пока Пушкин сходил с ума от красоты своих муз, крестьяне твердили: «С лица воды не пить. Жена мужу помощница и работница».

Потом появился новый, трагичный образ – женщины Достоевского. Мир неожиданно узнал, что русские не просто умеют любить, но они тоже подвержены страстям. Куртуазная любовь по-русски гораздо остросюжетное куртуазной любви по-европейски. Там она уже умирала, вырождаясь в банальный адюльтер. А мы взяли ее на вооружение и часто использовали как разрушительный инструмент для извлечения духовного субстрата из обычной человеческой жизни.

Потом пришла Революция и появился новый женский образ: товарищ по борьбе в юбке. Мы не будем над ним иронизировать, потому что советские женщины действительно показали миру невероятный образчик мужества и стойкости. Никогда в Советской России не ставили во главу угла секс и воспаленную страсть. Это было глупо, да и просто невозможно.

Да, женщинами красивыми и нарядными соблазнялись, но любили по-настоящему не ту, что носит самые красивые кружевные чулки и знает 30 поз из Кама сутры. Любили ту, что не бросит, не предаст, дождется с фронта, из заключения. Поедет за мужем на Крайний Север, если нужно, и там выдержит все. Или сможет одна поднять и сохранить детей. Какой уж тут секс? Конечно, он был, но никто с ним не носился так, как сегодня.

Самое интересное, что романтика их таких отношений отнюдь не выветривалась. Советский мужчина уважал женское целомудрие, готов был заботиться о любимой бескорыстно. Таким историй множество. Недаром стихотворение Симонова «Жди меня» в Великую Отечественную войну превратилось в молитву. Такая получилась причудливая смесь куртуазной романтики и революционной стойкости.

А что же сегодня?

Два мира, два Шапиро

А сегодня Кама сутру мы выучили, воздержанием не мучаемся и никому больше не нужны «товарищи по борьбе в юбке». Мы живем спокойной и относительно комфортной жизнью, вполне буржуазной. Да, между русскими и западными мужчинами есть некоторая разница. Знаю, о чем говорю: мой второй муж был голландцем. Но я, в конце концов, вернулась к своему первому, русскому мужу. Хотите знать почему? Сейчас все объясню по пунктам:

  • Западные мужчины относятся к русским женам как к «белым филиппинкам»: вы должны быть, прежде всего, домашней прислугой,
  • Эмоциональный мир западного человека все еще сильно отличается от нашего: они не готовы к такой степени духовной, душевной близости, и в то же время они хотят контролировать все внешние формы вашей жизни, тут им нужна абсолютная ясность,
  • Да, западные мужчины скуповаты, прямо скажем, и это сильно отличает их от русских,
  • Вы поразитесь тому, что вся их жизнь вертится вокруг потребления — это их гражданский долг и смысл существования; мы тоже любим красивые и добротные вещи, но не относимся к этому с такой одержимостью, не подчиняем режим своей жизни графику скидок,
  • Русский характер для них все еще очень тяжелый, иногда невыносимый; даже ваши интонации, от которых вы избавитесь в последнюю очередь, освоив какой-нибудь европейский язык, будут казаться им грубыми, солдафонскими,
  • Русские для них – люди второго сорта, просто поверьте этому, хотя они никогда вам этого не скажут откровенно,
  • Конечно, не все западные мужчины одинаковы, да и мы стали гораздо более скучными, буржуазными и расчетливыми.

Заключение

  • Любовь по-русски и любовь по-европейски – это не одно и то же.
  • У нас разные традиции любви, разные о ней представления. Лучше разбираться в этом, чтобы не было неприятных сюрпризов.
  • Мы становимся все больше похожи на западных, буржуазных людей, в нас все меньше русского. И в нашей любви тоже…
При использовании материалов thebestvideo.ru необходима ссылка на источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *